Холодная война близко: отношения Китая и США прошли точку невозврата

Эксперты оценили: стоит ли ждать «горячей» фазы конфликта двух державПОДЕЛИТЬСЯ

Закон о новых санкциях против Китая в связи с его действиями в отношении Гонконга подписал Дональд Трамп. Подписанный главой Белого дома исполнительный указ предусматривает также, что из-за отказа от торговых преференций подход Вашингтона к Гонконгу будет таким же, как и к материковому Китаю. За последнее время американско-китайские отношения резко обострились. И дело не только в пандемии, постоянных обвинениях США в создании и распространении КНР коронавируса и даже не в «гонконгском вопросе». Эксперты отмечают новые и едва уловимые тенденции во взаимоотношениях между странами, связанными в том числе с расовыми и идеологическими факторами. Каким именно образом будет продолжаться противоборство Вашингтона и Пекина, и способно ли оно перерасти в полномасштабное силовое противостояние?

Эксперты оценили: стоит ли ждать «горячей» фазы конфликта двух держав
Холодная война

Борьба против «обветшалого» коммунизма

«Я бы отметил сейчас намечающиеся контуры «холодной войны» между Соединенными Штатами и Китаем, — комментирует «МК» главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев. – И этот термин в данном случае действительно очень уместен. Потому что на сегодняшний день Америка берет за основу именно то противостояние, которое велось с середины 40-х годов и обозначалось как «холодная война» между США и СССР. Считается, что она принесла американцам некую победу или по крайней мере кончилась победно».

По словам эксперта, в данный момент Соединенные Штаты применяют по отношению к КНР методы идеологической борьбы. Америка вспомнила, что Поднебесная является страной, которой управляет коммунистическая партия, и поэтому всячески пытается дискредитировать ее не только в глазах Запада, но и самих китайцев.

«Очень показательно, что месяц назад американский представитель по вопросам разоружения, произнес очень мощную антикитайскую речь, где сравнил Си Цзиньпина со Сталиным, — продолжает Владимир Васильев. – Фактически сегодня есть место демонизации Китая с той точки зрения, что страна следует конкретной коммунистической модели и «обветшалой» идеологии, которая обернулась бедами для всего мира».

Сейчас Соединенным Штатам очень важно набрать необходимый вес для антикитайской атаки. Поэтому активизировались те обвинения, которые на самом деле всегда существовали, но сейчас приобрели особое звучание. Это касается и Тибета, и Тайваня и, конечно, Гонконга. Соединённые Штаты хотят втянуть Китай в конфронтацию и очень надеются на как можно более жесткий ответ с его стороны.

«В нынешний условиях Китай в основном занимает оборонительную позицию: отвечает, но сам не нападает, – рассказывает «МК» российский востоковед, профессор Школы востоковедения ВШЭ Алексей МАСЛОВ. – Потому что вся торговая система страны базируется на том, что она может быть эффективной только в период мира. Не случайно КНР всячески пытается сгладить острые углы и, отвечая на уровне внешнеполитического ведомства или торговых представителей, все-таки предпринимает усилия вести переговоры с США. Как только Китай войдет в серьезную конфронтацию, он утратит свой основной козырь большой торговой мирной державы». 

В Пекине это прекрасно понимают и стараются не воевать в идеологическом плане. Однако сейчас мы можем наблюдать, что страна все-таки начала отвечать. Например, Поднебесная угрожает применить санкции против целого ряда американских сенаторов. И это на самом деле довольно необычная для Китая ситуация. Можно сказать, что это пик его возмущения.

Раскачивание по территориальному фактору

На сегодняшний день Китай представляет из себя «сборную» страну, в которой наряду с центром – Пекином – есть и такие места, как Гонконг, которые, по сути, могут стать своеобразным анклавом для формирования антипекинских настроений. Территория, которая может претендовать на самостоятельность и право иметь некую свободу и независимость.

«Само объявление о законе о национальной безопасности Гонконга, также свидетельствует о том, что руководство КНР поняло, что китайско-американские отношения прошли точку невозврата, – считает востоковед, руководитель центра «Русская мечта и китайская мечта» Изборского клуба Юрий ТАВРОВСКИЙ. –Что теперь впереди только «холодная война». Потому что американцы предупреждали, что ограничение свободы протестующих в Гонконге – это красная линия, которую пересекать ни в коем случае нельзя. И когда это все-таки случилось, были объявлены санкции. В США заявили, что Гонконг недостаточно автономен от Китая, и поэтому все таможенные и финансовые льготы были отменены». 

При этом, по мнению востоковеда, остальная часть Китая тоже не может считаться «монолитной».

И в этой связи не стоит забывать и о Синьцзян-Уйгурском автономном районе, являющемся проблемной зоной КНР, где серьезным вызовом являются сепаратистские настроения, приобретающие нередко выражение в экстремизме и даже террористических актах. Запад обвиняет китайские власти в создании лагерей, где «перевоспитанию» подвергаются представители мусульманских этнических меньшинств (прежде всего, уйгуры).

В июне американский президент Трамп подписал закон о санкциях в отношении Китая из-за нарушений прав уйгуров. В ответ Китай, называющий действия Вашингтона вмешательством в свои внутренни дела, ввел контрсанкции в отношении ряда американских политиков (в их число попали, в частности, сенаторы-республиканцы Марко Рубио и Тед Круз, спецпосланник США по свободе вероисповедания Сэм Браунбэк и конгрессмен Крис Смит, а также члены комитета Конгресса по отношениям с Китаем).

«Есть еще, по всей видимости, та часть китайского общества, которая может считаться диссидентами или носителями западных интересов, — отмечает Владимир Васильев. – И мы это видим. Это и бежавшая в США вирусолог из Гонконга, которая рассказала, что власти Китая якобы узнали о коронавирусе задолго до того, как сообщили об этом, и многие другие. То есть, те люди, на которых Америка может всегда опираться считая, что это люди «двойной идентичности».

По словам эксперта, наличие таких проблемных зон, как Тайвань, Тибет, Синьцзян–Уйгурский автономный район, создает ощущение «тектонической плиты», которую будут стараться постепенно раскалывать. А в условиях попыток дискредитировать извне политику Коммунистической партии Китая, возникает риск ослабления и централизованного начала, что будет провоцировать нарастание центробежных тенденций.

Вирусная карта

4 МАТЕРИАЛА ПО ТЕМЕ

Если механизм «холодной войны» запущен, то, как показывает практика, возврата обратно уже быть не может. Тем более что американцы, по всей видимости, будут постоянно разыгрывать удобную сейчас «коронавирусную карту».

В ситуации с COVID-19 власти США переключились в настоящее время на одну точку – это позднее предупреждение. Поэтому они будут постоянно искать перебежчиков и предателей со стороны Китая, которые будут рассказывать о том, что КНР якобы знал о вирусе, но никого вовремя об этом не предупредил.

И это расследование, в отличие от того же гонконгского вопроса, интересует не отдельно взятые сообщества, а весь мир. Поэтому, скорее всего, на этой проблеме и будет основываться дальнейшая американская атака на Китай.

«Плюс к этому задача Соединенных Штатов вытеснить КНР из нынешней концепции глобализации, — считает Алексей Маслов. – Потому что Китай хорошо растет именно на основе нынешних торговых и банковских отношений. Поэтому сейчас главная цель США вытолкнуть Китай из этой системы или даже торпедировать те организации, через которые он действует. Среди них, в частности, и Всемирная организация здравоохранения».

Выступая недавно перед сторонниками в Аризоне, президент США Дональд Трамп предложил дать коронавирусной инфекции COVID-19 новое имя — «кунг-флю» (сочетание названия китайского единоборства «кунг-фу» и английского слова «flu» — грипп – «МК») или «китайским гриппом». Однако такое, казалось бы, очередное дерзкое сравнение американского лидера может носить не просто идеологический характер. Был сделан другой вывод: оно носит цивилизационный или даже расовый характер.

«Теперь внимание акцентируется на том, что Китай в случае с коронавирусом представляет реальную цивилизационную угрозу для Америки, независимо от того строя, который он имеет, — отметил Владимир Васильев. – И это может пониматься как противостояние «прогрессивной белой расы» и «регрессивной желтой расы», которое, в свою очередь, является фактором непримиримых противоречий».

И дело сейчас даже не в государственном строе КНР. То есть, даже если завтра в Поднебесной произойдут кардинальные изменения в социально-экономическом плане, то тем не менее она все равно будет представлять для США цивилизационную угрозу.

И этот момент в очередной раз подчеркивает степень накала между противоборствующими сторонами. Потому что именно противостояние на расовой почве – как показывает сегодня ситуация с протестными акциями в Америке и, в частности, движение «Black Lives Matter» (Жизни черных имеют значение – «МК») – носят долгосрочный характер и являются разделяющим фактором.

Дойдет ли до силового противостояния?

Все перечисленные случаи — это главные составляющие «холодной войны» между США и КНР. Поначалу она представляла из себя торговую войну, затем переросла в технологическую – когда Америка ввела ограничения против продажи продукции китайских компаний Huawei и ZTE, назвав их к тому же «угрозой национальной безопасности».

А сейчас, уже на фоне пандемии, начался новый виток информационной войны. При этом и гонконгская и тайваньская ситуации в своих самых разных проявлениях – тоже составные части «холодной войны». Естественно, возникает своевременный вопрос – наступит ли «горячая»?

«Исключать этого нельзя, — заявил Юрий Тавровский. – Особенно с учетом того, что приближается ноябрь, а вместе с ним и президентские выборы в Соединенных Штатах. Трамп начинает отставать, и он может пойти на какие-то необдуманные действия или провокации для того, чтобы поднять свой статус. Широкомасштабной войны с Китаем, конечно, не будет. А вот гибридная война, например, в Тайваньском проливе (спровоцировать Тайбэй на провозглашение суверенитета и независимости от Пекина)  – это возможно». 

В этой связи приобрело особое значение выступление Си Цзиньпина перед военнослужащими, перед элитой Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и участниками сессии парламента (ВСНП). Председатель КНР отметил, что нужно готовиться к худшему исходу, повышать военную готовность и неукоснительно защищать территориальный суверенитет и целостность Китая. Подобных заявлений долго не было, отмечают наблюдатели.

Между тем, совсем недавно госсекретарь США Майк Помпео высказался по вопросу, который в Пекине рассматривают как раз в контексте территориальной целостности страны. Глава Госдепартамент объявил 13 июля об официальном отказе Вашингтона признавать «большинство» претензий КНР на спорные острова и акватории: «Мир не позволит Пекину рассматривать Южно-Китайское море как свою морскую империю. Америка поддерживает наших союзников и партнеров из Юго-Восточной Азии в защите их суверенных прав на морские ресурсы в соответствии с их возможностями и обязательствами по международному праву».

В настоящее время Соединенные Штаты медленно изматывают Китай и оказывают на него военное давление, чтобы втянуть его в некую гонку вооружений. Сейчас США намерены продать Тайваню оборудование для модернизации систем Patriot PAC-3 на сумму более $600 млн. И этот шаг, даже несмотря на то, что поддержка острова, в том числе военная — неизменная часть американской внешней политики, безусловно, разжигает еще большее противостояние между Вашингтоном и Пекином.

«На сегодняшний день КНР придерживается концепции «сдерживания» и, возможно, пока не ставит перед собой амбициозных целей с точки зрения развития своего ракетно-ядерного потенциала, — добавил Владимир Васильев. – Но это как раз те элементы, которые американцы изыскивают для того, чтобы Китай в полной мере ощущал на себе бремя военных расходов, и это создавало для него систему экономических трудностей».  

В том, что до вооруженной конфронтации дело все-таки не дойдет, уверен и Алексей Маслов. Однако ситуация ухудшится и США смогут создать серьезный антикитайский нарратив в политике, который впоследствии даже может стать новой национальной идеей США.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *